Пресса о нас


Московский Мюзикл-Театр «Монотон»

Московский Мюзикл-Театр «Монотон» ( «моно» - единый, «тон» - интонация, настрой, единственный) является высшей ступенью творческой триады. Особенность состоит в том, что Московский Мюзикл-Театр «Монотон» - первый в России репертуарный театр по мюзиклу. И именно с этой целью и для этого театра Московский государственный колледж имени Леонида Филатова воспитывает и выпускает профессиональных синтез-актеров. Автор этого беспрецедентного проекта – идейный вдохновитель и создатель Александр Витальевич Грезнев. Уникальный теоретик, художественный руководитель и бессменный главный режиссер.

Более 30 лет Грезнев и его единомышленники продолжают эксперимент. Суть которого – давать художественное образование с раннего детства, на основе способности ребенка и его потребности реализовать себя в самых разных видах творчества. Такого комплексного образования у нас прежде не было. А ведь это древнейшая традиция! Едва ли не с мастерства русских скоморохов: они и словом владели, и искусством эксцентрики, и движением, и пели, и музицировали. Настоящий синтез искусств, который Грезнев взял за основу.

Не секрет, что зачастую педагоги, набирающие курсы актеров, отдавали предпочтение тем, кто прежде нигде не занимался, аргументируя, что проще начинать воспитывать «с чистого листа», а не переучивать выходца из самодеятельности. А ведь из самодеятельности выросли гениальные актеры – Олег Табаков, Вера Васильева и многие другие. Студенческий театр МГУ дал столько звезд. Грезневская уникальная система воспитания молодого актера не игнорирует актеров-любителей. Напротив, на них делается ставка. Основа эксперимента все года остается неизменной: давать театрально-художественное образование с раннего возраста, основываясь на желаниях, способностях воспитанников.

Александр Витальевич прошел весьма тернистый путь. Медные трубы время от времени трубят и поныне. Но он человек исключительного оптимизма, светлой души, «перпетуум мобиле», способный заряжать энергией и заряжать своей идеей. Это чувствуется по общению с его творческой командой. Все от охранника, кассира до педагога и художника готовы часами расхваливать «Монотон». А выпускники прошлых лет наперебой уверяли: лучше этого учебного заведения на земле нет, здесь такая исключительная атмосфера.

- Александр Витальевич! У вашей системы обучения наверняка была отправная точка. Как же все начиналось?

Идея возникла субъективно. Когда молодой человек не востребован в своих талантах, он не знает, что с ними делать. Тем паче – ребенок. Как определить и понять, к чему именно ты пригоден? Что надо делать и как реализоваться? Были в стране дома пионеров, какие-то кружки, мог ребенок «путешествовать» по ним, но в конечном итоге так и не найти себя. Я начал работать над созданием своей системы с 1975 года. Десять лет посвятил научному изысканию, экспериментальному поиску. За это время поработал в академии педагогических наук СССР с Василием Васильевичем Давыдовым, знаменитым психологом, где пытался найти пути создания синтез-актера. Подготовил несколько детских фестивалей, в том числе и международных. Готовил и участвовал в церемонии закрытия Олимпиады-80 в постановочной группе Олимпийского комитета. Обрел колоссальный опыт в проведении крупных массовых мероприятий. Искал себя в вокально-поэтическом искусстве, литературном творчестве, в художественном и хореографическом искусстве, в пластике. Наконец Академия педагогических наук официально разрешила мне создать экспериментальный отдел художественного воспитания. Так впервые в своей жизни я приступил к созданию инновационной системы.

Возникла психофизиологическая проблема: с какого возраста стоит развивать ребенка? Как соблюсти технику безопасности вокруг него во время спектакля, вплоть до того, какими должны быть кулисы, высота сцены и многое другое. Но главное, – возраст, чтобы систематические знания не навредили малышу. По моему глубокому убеждению, 10 лет – самый оптимальный возраст. Раньше нет смысла. Мы включали в нашу систему образования детский сад, много экспериментировали с его детьми, но потом отказались от дальнейших шагов в этом направлении. Потому что это было не раскрытие таланта, а «натаскивание». С десяти же лет дети способны развивать комплексно свои способности и реализовывать их. С первого же года они впадают в репертуарный театр и прекрасно играют в музыкально-драматических спектаклях. Педагоги развивают у детей слуховой аппарат, голос, жестовую и пластическую координацию.

Работать начали с января 1986 года в Доме пионеров «Севастополец». Систему назвали: Начальная школа – театр музыкального актера «Монотон». Это было чудесно время. Я был романтиком. Грезил, наверное, потому что фамилия такая (смеется). Если бы тогда мог представить, во что ввязываюсь, что предстоит, не вступил бы в бой с бюрократией… Сидел бы в своем «скворечнике» в Доме пионеров, там было бы так уютно!

- Представляю! Стучаться в дубовую дверь тяжело, а в ватную еще труднее, теряется вера. Если сопротивление может разозлить в хорошем смысле слова, то бюрократическое болото способно засосать.

- Спасала работа. Мы никогда не стояли на месте. По сути, в системе уже завершилось формирование ядра первоначальной профессиональной подготовки. Должен заметить, что это было отнюдь не просто. Ведь для того, чтобы создать это профессиональное ядро, нужна была специальная драматургия для детей и подростков. А когда мы начинали, практически ничего не было, если не считать «Кошкин дом» и «Ромео и Джульетта». Мы сами писали либретто и создавали свой репертуар. В ноябре 1989 года произошло признание Москвовской Школы-театра «Монотон» на государственном уровне. Российская государственная детская библиотека предоставила сцену, где мы давали театральные сезоны.

- Леонид Филатов именно вашу постановку «Федота Стрельца» признал самой яркой, удачной, самой лучшей. После её просмотра заинтересовался школой настолько, что стал работать в одной связке с вами…

- Великий человек! Чудесный! Его обаяние, юмор, тактичность, мастерство завораживали ребят. Он поддерживал мой художественный синтез-метод, как способ эстетического преобразования творческой личности в художественном образовательном процессе, горел этим. Он стал художественным руководителем театрального комплекса. Леонид Филатов шел в бой за то, чтобы комплекс имел свою площадку, свое здание. И теперь, когда мы получили статус колледжа, мы совсем не случайно предлагали, чтобы колледж носил его имя. А как же!? Но тогда было так сложно, что даже авторитет Филатова не помог нам закрепиться в центре Москвы. Нам построили два здания с нуля на пустом месте в микрорайоне Митино. У нас ведь здесь же Московский Мюзикл-Театр «Монотон», в котором работают выпускники колледжа. Театр – профессиональная завершающая ступень в нашей триаде. Как и в любом профессиональном театре, в «Монотоне» есть своя структура управления. По госзаказу за календарный год мы играем 280 спектаклей в год. Каждые пятницу-субботу-воскресенье. Но одна площадка уже не спасает. У нас появилась возможность выезжать – в театре есть четыре единицы транспорта, но скоро будет большой автобус. Работаем на живом звуке, никаких фонограмм, для чего сформировали два состава оркестра. Сейчас планируем готовить репертуар по программе средней школы, чтобы еще больше привлечь зрителей-учеников.

Александр Витальевич постоянно грезит новыми идеями. В проекте – открытие высшего учебного заведения профессионального профиля. С ним в поиске его единомышленники и друзья – взрослые и маленькие артисты. Удачи, «Монотон», и чистого звучания, чтобы очередь желающих работать и учиться у вас не иссякала. А мы придем к вам на новые спектакли.

Статья опубликована в журнале «Клуб» 4 за 2011 год.